Superjet 100. Рейс SU1492. Не было второго шанса…

Многие СМИ и даже губернаторы часто обвиняют пилотов в неправильных действиях. В частности говорится, что после первого отскока от ВПП при посадке, пилоты должны были перевести самолет в режим взлета и уйти на повторный круг, а не пытаться во что бы то не стало посадить самолет.

Кстати, по непонятным причинам пилотам не удалось зайти сразу на посадку и они вынуждены были уйти на второй круг. Мы писали об этом здесь.

Однако, пилоты были достаточно опытными и подготовленными. Кроме того, они знали, что будут садиться с превышением массы. Зачем им понапрасну рисковать? Ну сожгли бы половину хотя бы топлива, летая вокруг Шереметьево, да и приземлились.

Мне кажется любой здравомыслящий человек, даже далекий от авиации, скажет: «Ну раз садились, значит не могли иначе». Ну это же логично! Они знали, что, если сейчас не посадят самолет, погибнут все! У них не было второго шанса! Они не могли уйти на второй круг!

Interfax.ru пишет: «По данным близкого к расследованию источника «Ъ», примерно через 15 минут после вылета из «Шереметьево» в нос самолета ударила молния, на что среагировала грозовая защита SSJ 100, перейдя на аварийное электропитание. Следом включился режим прямого управления полетом Direct Mode, при котором автоматика не страхует пилотов и не корректирует их действия.»

Что значит среагировала грозовая защита? Это что, так задумано на SuperJet 100, что если в него попадает молния, то вырубаются автопилот и генераторы? Сомневаюсь, что это штатная реакция на удар молнии. Т.е. фактически был отказ систем! И можно дальше не читать про то, что пилоты должны были уйти на второй круг. Это и есть инсинуации.

Кроме того, в SuperJet 100 есть т.н. ветрогенератор, который должен был включиться в работу автоматически и скорее всего тоже не сработал. Об этом мы писали ранее.

Расследование катастрофы покажет, были ли попытки включить ВСУ (Вспомогательная силовая установка, которая находится в хвостовой части самолета и представляется собой газотурбинный двигатель с генератором). Это резервный блок для получения электроэнергии, если откажут основные генераторы. Как происходит запуск ВСУ? Должно ли это происходить автоматически в Direct Mode (режим прямого управления самолетом, когда бортовой компьютер не вмешивается в действия пилота), или нужно было производить запуск ВСУ самостоятельно?

Далее интерфакс пишет, что такой отказ (имеется в виду когда отказали все генераторы и самолет в Direct Mode летит на батареях, запас которых кончится через 30 минут и тогда все вырубится вообще) не является катастрофической проблемой. Однако, мы считаем это достаточно веским аргументом в пользу правильности действий пилотов посадить машину любой ценой. Возможно они слишком быстро снижались, тогда почему диспетчер им не сказал об этом? Или сказал? Пусть на эти вопросы ответит комиссия по расследованию катастрофы.

А мы продолжаем следить за публикациями по теме катастрофы рейса SU1492.

Смотрите также: SuperJet 100. Трагедия. Версии. Видео