SuperJet 100. Трагедия. Версии. Видео

5 мая 2019 года случилась ужасная трагедия. Страшная цепь событий привела к гибели людей. Можно ли было их спасти? Что послужило причиной катастрофы? На эти вопросы еще предстоит ответить комиссии по расследованию.

Это всего лишь одна из версий. А мы должны рассмотреть все версии, чтобы такие страшные трагедии не повторялись в будущем.

«Немецкая волна» взяла интервью у эксперта по воздушному транспорту и главы коммуникационного агентства Expairtise Communications Хайнриха Гроссбонгардта (Heinrich Großbongardt).

Х. Гроссбонгардт считает, что молния не могла спровоцировать катастрофическое развитие событий и даже вызвать отказ всей электроники, в том числе средств связи с диспетчером. По его мнению, самолеты постоянно проходят через грозовой фронт и с ними ничего не случается. Ничего подобного еще не было в истории гражданской авиации. Да и самолеты при испытаниях проверяют на отказ оборудования при попадании молний. Эксперт напрочь исключает версию, что причиной трагедии могла стать молния, попавшая в самолет.

По мнению Х. Гроссбонгардта, причиной отказа бортовой связи и всего электронного оборудования мог стать пожар на борту. На видео в конце этой страницы мы не видим ни дыма, ни огня у самолета, когда он заходит на посадку. На первый взгляд гипотеза эксперта не находит подтверждения. Однако, у него есть «железные» доводы.

Самый основной – это то, что пилоты как можно скорее пытались вернуть SuperJet 100 на землю. И это главный «железный» довод объясняет многое. Например то, что пилоты не летали часами вокруг Шереметьево, вырабатывая топливо, чтобы посадка была максимально безопасной. Второе – пилоты промахнулись в первый раз при заходе на посадку и тут же приняли попытку второго захода. Об этом здесь. Третье. На сколько нам известно, при касании шасси взлетно-посадочной полосы (ВПП), если посадка не удалась, и самолет снова оторвался от ВПП, пилот должен прекратить посадку и уйти на следующий круг. То, что делали пилоты SuperJet 100 рейса SU1492, странно, идет в разрез с инструкциями.

Второй «железный» довод в пользу версии нашего эксперта – SuperJet 100 примерно в 18:11 по данным FlightRadar экипаж выставил на радиолокационном ответчике код 7600, означающий потерю радиосвязи, а потом непосредственно перед посадкой, т.е. за 4-5 минут до нее сменил код на 7700, означающий «Авария или другая нештатная ситуация на борту». Однако, экипаж выдавал в эфир позывной «PanPan», который обозначает поломку, но отсутствие угрозы жизни людей и самолету (здесь расшифровки переговоров экипажа и диспетчеров), а не «Mayday», который обозначает критическую ситуацию.

Х. Гроссбонгардт призывает пассажиров – в случае эвакуации при аварии никогда не брать с собой ручную кладь. Секунды, потраченные на это, могут быть решающие для вашего спасения или спасения других людей.

А вот цитата из https://www.svoboda.org:

Эксперт Александр Романов: «При посадке было отделение самолета, это так называемый «козел» в авиации, на очень большую высоту. Все руководящие документы говорят, что для исправления этой ошибки нужно было дать взлетный режим, уйти на второй круг и ни в коем случае не отдавать штурвал, джойстик от себя. А они сделали все наоборот, то есть они отдали от себя управление и переломили самолет, нос начал опускаться к земле, резкая потеря подъемной силы, и самолет просто упал с большой, огромной перегрузкой и пробил баки. Это просто прямое действие пилотов, к сожалению, надо быть объективным. Я привык защищать пилотов, но в данном случае это однозначно причина данной катастрофы».

Пассажир Олег Молчанов: «Интересно, что шасси почти полностью погасили удары. Трясло, но не критично. Действительно, до остановки почти все сидели на местах. Ну по крайней мере те, которых я видел со своего ряда. Кто-то писал, что, возможно, люди были не пристёгнуты и вырубились от удара – не было такого удара. Все было терпимо. Да и не думаю, что ремни в самолёте не дают биться головой об сидушку» (там же).

Ну и еще не можем не привести цитату из https://www.svoboda.org/a/29926309.html:

Бывший пилот Александр Романов отмечает, что вероятная слабая летная подготовка экипажа – следствие кризиса в подготовке кадров гражданской авиации:

Cейчас в авиацию у нас пришли такие алчные варвары, для которых безопасность на втором плане, а на первом – коммерция и зарабатывание денег. Вот это самая большая проблема. И летчиков учат, и самолеты так эксплуатируют, и летчиков эксплуатируют, не щадя, лишь бы только заработать деньги. И очень много других бед и проблем у нас, могу рассказывать об этом не один час, но менять надо систему управления авиацией, все подходы. Нужны профессионалы, которые понимают, что такое авиация, как ею управлять, как воспитывать, готовить людей.

Еще читаем в https://vpk-news.ru/articles/50184:

– В руководстве по летной эксплуатации «Суперджета» написано однозначно: «Не следует пытаться совершить посадку сразу после сильного отскока, так как может потребоваться тяга для смягчения второго приземления, а оставшейся длины ВПП может быть недостаточно для остановки самолета». Почему экипаж упорно сажал самолет и после первого отскока, и после второго?

– При посадке одно из главных табу – дать ручку управления от себя. В данном же случае по видеозаписи видно, что скорее всего это правило нарушалось…

Ну и, наконец, видео посадки:

Источники:

https://www.dw.com/ru/

https://www.svoboda.org

https://vpk-news.ru/articles/50184